Политика

Лукашенко о записи переговоров «Майка и Ника»: Это были цветочки. Скоро ягодки пойдут

Самые важные цитаты из интервью президента Белоруссии с российскими журналистами
Президент Белоруссии Александр Лукашенко дал интервью российским журналистам в Минске Фото: NIKOLAI PETROV / BELTA POOL / ТАСС

Президент Белоруссии Александр Лукашенко дал интервью российским журналистам в Минске Фото: NIKOLAI PETROV / BELTA POOL / ТАСС

Мы представляем самое важное из интервью президента Белоруссии с известными российскими журналистами: главным редактором RT Маргаритой Симоньян, корреспондентом 1 канала Антоном Верницким, ведущим «Вестей» на России 1 Евгением Рожковым и главным редактором радио «Говорит Москва» Романом Бабаяном.

О координации протеста

«Мы и россияне знаем, кто управляет и откуда. Управляют американцы из центра под Варшавой через известные Telegram-каналы. Второй центр - это Чехия. А потом уже Литва, и, к сожалению, на Украине создают опорные пункты для того, чтобы влиять на Беларусь. Вы видите: на известном канале в воскресенье начертили квадрат - идите туда. Пошли. В квадрате этом постояли, еще один начертили - идите туда, а потом идите ко Дворцу Независимости. Вот так управляют. Это одно влияние.

Второе влияние - нас попробовали немножко пощекотать разного рода учениями у границ Беларуси. У границ Союзного государства. Мне пришлось мобилизовать пол белорусской армии для того, чтобы этому противостоять. Мы даже усилили границу на украинском направлении. И, судя по сегодняшней ночи (когда была задержана Мария Колесникова), не зря.

О Телеграм-каналах

«Некоторые вещи пришли к нам настолько неожиданно. Не из-за беспечности. Просто мы этого не ожидали. А как можно ожидать, что через интернет, Telegram-каналы так глубоко залезут в мозги, в головы людей? Люди очумели. Некоторые люди просто очумевшие.

Мы как-то можем этому противостоять, а молодежь? Задурили мозги. Мы перестали читать, заниматься настоящей культурой, музыкой, книжками и прочее. Выросло новое поколение, которое, говорят, мы упустили. Не упустили, просто жизнь совершенно другая.

У вас есть возможность блокировать Telegram-каналы? Ни у кого нет, даже у тех, кто всю эту паутину придумал, - американцев. Вы же видите, что там творится. И Telegram-каналы там играют ведущую роль. Это они затеяли, они это начинали, и притом давно. А мы пожинаем плоды всего этого. Даже если интернет сегодня убрать, Telegram-каналы эти из Польши будут работать».

О протестующих

«Как говорят, особенно украинцы, белорусы еще не пуганые. Вот их попугают, тогда будут знать, почем фунт. Мне бы очень не хотелось, чтобы мою страну и мой народ начали пугать. Но оставшись с собой один на один, думаю: наверное, нынешнему поколению белорусов надо что-то пережить, чтобы они поняли систему координат, в которой живут, и чтобы они поняли и оценили, что сделано.

Мое настроение? Ну каким оно будет? Конечно, я был несколько разочарован, переживал из-за этого. Хотя, как опытный человек, сам себя успокаивал: ну чего ты паришься? Ну да, среди рабочих есть люди, которые не согласны с твоей позицией, которые, может быть, уже завтра хотели бы видеть нового президента. Но как ты себя успокоишь, если это твой ребенок, которого ты вырастил, вынянчил, как вы сказали, был для него батькой? Да, приятного мало».

О внутренних причинах протеста

«У нас экономика худо-бедно работает. Село, особенно в этом году, - прекрасный урожай, небывалый просто. При этой пандемии мы на 7% в агропромышленном комплексе к тому высокому уровню добавляем в этом году. За времена пандемии мы не закрылись, производство не закрывали, у нас был свой метод борьбы. Мы упали по ВВП всего лишь на 1,2%, и мы зубами цепляемся, чтобы к концу года в ноль выйти. Может, и выйдем. Поэтому нет вот этой классической основы: экономика остановилась, люди безработные, не получают зарплату и прочее-прочее.

Внутренние причины недовольства в Беларуси – личные. Наверное, я все-таки пересидел. Я это в предвыборную кампанию говорил: утюг включил - Лукашенко, чайник электрический включил - Лукашенко, телевизор включил - Лукашенко. Наверное, какой-то части людей чуть-чуть надоело.

У нас появились буржуйчики, богатые люди, у нас появились айтишники, которым я предоставил такие условия, лучше которых нигде не могут предоставить. Почему не могут - потому что страна спокойная, тихая, стабильная, иди гуляй - не хочу. И никаких налогов. Лучше уже не предоставишь. Эти категории появились, неплохо живут. Проедьте по окраинам Минска, посмотрите, в каких особняках. Конечно, не дворцы, как вокруг Москвы, но это же Москва. Но живут в хороших домах, чистенько, аккуратненько. И что им захотелось? А им захотелось власти. И так далее и тому подобное. Вот она здесь глубина этого конфликта. Это внутренняя причина».

О жестокости милиции

«На улицах работают ОМОН и Внутренние войска, это их задача – стабилизация обстановки. Единственное, что мне в этом не нравится – лежачего не бьют. Конечно он что-то натворил, он убегал и получил. Я ребятам-омоновцам говорил, когда встречался: «Ребята, я это не приветствую, лежачего не бьют». Но ОМОН спас нас от блицкрига. У них была задача захватить правительственные учреждения. Если бы не милиция, мы бы тут не сидели. Но синяки от дубинок прошли. А как быть с 40 силовиками, которые до сих пор в больнице. Некоторые с переломанным позвоночником. Он уже к жене не подползет. Я не могу обвинить этих ребят, которые защитили не только страну, но и мир.

Да, и переборы были. И как Караев (министр внутренних дел) извинялся дважды. Я говорю: извинись, один раз извинись, если там что-то было. Он два раза извинился, - напомнил глава Белоруссии. - Надо эту страницу перевернуть. И вернуться, когда страсти улягутся. Мы выводы сделали. Вы не думайте, что мы каменные. Мы сделали выводы. Сказать «лес рубят - щепки летят» - очень грубо. Я нигде не говорю. Но по жизни всегда так бывает, что когда идет вот эта большая драка... Но то, что спасли республику, спасли страну, спасли стабильность... Я так думаю, да, не без издержек.

О диалоге с оппозицией

«Я должен в Бресте, Гродно, Витебске, Могилеве, Минске вести диалог со студентами (это актуально сейчас), с трудовыми коллективами, активом. Актив - это не только те, кто во власти, но и часть гражданского общества. У нас есть ветеранские, профсоюзные организации (притом разного толка), есть женские организации и даже партии. У нас есть молодежные организации. Общество прилично структурировано. И их представители, в том числе имеющие иную точку зрения, должны разговаривать и с Президентом.

С той оппозицией, которая предлагает антироссийские, а, следовательно, и антибелорусские программы или призывает не платить налоги, коммуналку и не покупать белорусские товары, мне говорить не о чем. Мы уже приближались к приватизации. Что говорят инвесторы? Половину людей выкидываем, вот это вы не будете производить, то не будете. Грубо говоря, гайки будете крутить и все, а основные компетенции будут там - допустим, в Германии у Volvo по "БЕЛАВТОМАЗу". То есть конструкторские бюро, мозги там будут, а вы тут какой-то сборкой будете заниматься, и половину людей выкидываем. Сокращение производства, рабочей силы, отдать основные мозги в Германию - кто на это пойдет? Я на это не пойду. И что, я с ними буду разговаривать на тему вот таких инвестиций.

Или, допустим, платное образование и здравоохранение. Да если бы у нас было платное здравоохранение, мы бы трупами в ковид завалили бы всю страну. Вы знаете, что такое платное здравоохранение, показала просвещенная Европа и Америка: деньги есть - лечим. Вы хотите, чтобы я сел за стол и обсуждал, вводить ли платную медицину или нет? Или образование. Мы же не богатые люди, но каждый может получить образование. Притом и бедный человек, и богатый. Мы за этим очень тщательно наблюдаем».

О сигнале с автоматом

«Я показал, что я на месте и не трус, и не боюсь. Я продемонстрировал, что мои дети здесь, что моя страна здесь, и я ее буду защищать, чего бы мне это ни стоило. Хотя пресс-секретарь бежала сзади, чтобы я не выходил, говорит: «А вдруг снайпер, а вдруг что». Нет, я должен был выйти - разбежались или не разбежались - и поблагодарить этих ребят, которые стояли в цепочке и достойно себя вели».

О досрочных выборах

«Нынешние президентские полномочия колоссальные по объему. Их надо передавать губернатору и парламенту, загрузить его по-настоящему. Но условие одно: получив полномочия, отвечай. Поэтому Президент должен сохранить этот контроль за ситуацией в стране, за ветвями власти. Вместе с тем, прежде, чем переходить к партийной или партийно-мажоритарной системе, надо создать настоящие партии. Мы не занимались партийным строительством, потому что у людей не было запроса на партии. Наверное, настало время мне серьезно этим заняться.

Надо принять Конституцию, провести выборы местных органов власти. Если досрочно проводить президентские выборы, то они должны пройти, наверное, раньше, чем парламентские. Все-таки парламент нужно сохранить до того, как появится новый Президент. А потом провести по новой парламентские выборы».

Об интеграции с Россией

«Сегодня невозможно уже ту интеграцию реализовать, которая была прописана в Союзном договоре. Поэтому мы с Президентом России начали обсуждать так называемые карты, чтобы приспособить к нынешним условиям и выработать в нынешних условиях новые пути интеграции.

Главное - равноправная основа. Не все объединить и напополам поделить, это - глупость, мы подавимся от этого куска. Должна быть равноправная основа.

У нас есть Высший Государственный совет. Прописаны его функции и полномочия. Колоссальные. Но Высший Госсовет не функционирует на полную мощность своих полномочий. Союзный Совмин у нас есть - общее правительство. У нас есть межведомственные советы. Они не работают так, как следует. Прежде чем городить забор и создавать что-то новое, давайте это задействуем. И если мы увидим, что мало, мы сделаем еще один шаг».

О выходе из ОДКБ

«Возьмем самое простое: выход из ОДКБ - это не по внутрироссийским ценам покупать самолеты, вертолеты, танки, БПМ и автоматы, а по мировой цене, если Россия тебе еще продаст. Если они предлагают вступить в НАТО, то вы же знаете требования: немедленно натовское вооружение. И что они сюда поставят? Хлам для начала. А потом можешь и купить. Но это будет стоить в пять раз дороже, чем сегодня мы покупаем в России. Будет эта армия? Не будет. Россияне не станут на это спокойно смотреть, ведь не очень приятно, если танки под Смоленском. И во что мы превратим Белоруссию? В центр военных действий - столкновения между Россией и блоком НАТО».

О целях Запада

«Если бы кто-то осуществлял агрессию против России через Беларусь или рядом с Беларусью (а зона ответственности наша в ОДКБ и Союзном государстве - Запад), белорусская армия - 65 тыс. штыков - вступает в войну. И российская группировка (она тоже прописана по плану) нас поддерживает, вместе с нами отражает агрессию на западном направлении. И если бы вдруг это случилось, мы бы немедленно защищали Россию. Так, как Россия создала резерв сегодня. Потому что Беларусь – это трамплин к России.

Руководство России прекрасно понимает, что нельзя как Украину положить Беларусь под Америку. Почему? Потому что санитарный кордон - 1 тысяча километров.

Став президентом страны я не позволил выстроить «санитарный кордон» из прибалтийских стран, Беларуси и Украины. Вот в чем ненависть американцев ко мне. С тех первых лет».

О «33 богатырях»

«Информация о том, кто эти люди, поступала разная - якобы они входят в ЧВК Вагнера, якобы их направил через Минск в Венесуэлу глава «Роснефти» Игорь Сечин для организации охраны месторождений. И тут я получаю информацию от Сечина: «Никаких там моих нет. Передайте Александру Григорьевичу, я никуда, ни в какую Венесуэлу не собирался поставлять, и пусть на меня их не вешают. И пошла целая чехарда.

Что я делаю? Я собираю всех силовиков и генерального прокурора. Говорю: позвони в Россию и Украину, как положено по нашему законодательству, межправительственному договору. Пусть приедут прокуроры России и Украины. Садитесь втроем, разберитесь, что делать с этими ребятами. Я что, неправильно поступил? Я бы потом решал, куда бы они поехали. Но вы приедьте и разберитесь. Однако российский прокурор не приехал, а украинская сторона затребовала выдачи этих людей, не предоставив при этом никаких документов.

Ситуацию вокруг этой группы (разрешил) мой сын Виктор, мой помощник по национальной безопасности. Он лично посетил задержанных, принес им извинения и по их просьбе направил назад, на белорусско-российскую границу.

Потом мне приходит информация, что это американцы через Украину. Но украинцы сами сказали: это не мы, это Америка.

Я всем беженцам из Украины указом дал равные условия с белорусами - детские сады бесплатно, школы, здравоохранение и работу. 160 тысяч человек! Некоторые потом вернулись. Но совсем немного. Огромное количество сегодня живет в Беларуси. И они после этого меня начинают поучать. И даже Зеленский! Понимающий человек. Ко мне хорошо относился. Бах, заявление. Почему? Американцы написали».

О прослушке Майка и Ника

«Американцы играют в долгую. Да, вот мы перехватили этот разговор. Как бы вы там ни хихикали над этим, это реальный разговор. Реальная запись передана директору ФСБ России Александру Бортникову. Все - диск положил ему, реальную запись эту, перехваченную с секретного телефона. Как нарушен был голос. Ведь когда перехватываешь секретную запись, так устроена система, что вовремя не схватишь - разрушается. И у нас было нарушено. Мы все восстановили до миллиметра. Передали реальную запись, документы, даже конверт, в котором мне пришла эта информация.

Поэтому вы не шутите с этим. У нас куча такой информации. Но эта была такая явно выраженная. Понимаете, как по-иезуитски. Ничего, вы скоро убедитесь, что это были цветочки. Нам скоро ягодки подкинут. Не только мне - нам. Я многое знаю, но я ничего вам больше говорить не буду.

Английский язык, все как положено. Разговаривают не немцы, не поляки. Однозначно разговаривают там американцы, потому что там английский такой специфический у американцев».